Домашняя страница
Лекарственные растения | Каталог сибирских растений | Питомник растений | Садовый участок | Семена и саженцы| Описания грибов| Описания растений | Пчёлы| Лекарственные травы| Авторы биологических таксонов
Цветы
Роза | Лилия | Тюльпан | Клематис | Пион| Хоста| Георгин | Прочее | Сирень
Квартира | Дом | Интерьер | Кухня | Бассейн | Диван | Вентиляция
Удобрения | Ландшафтный дизайн | Легенды о цветах | Садовые цветы | Комнатные растения| Огород| Прочее
Ландшафтный дизайн


Особенности развития садово-паркового искусства в России (III)

(См. предыдущую часть)

3. Регулярные сады Российской империи середины XVIII века

В начале восемнадцатого века патриархальную Россию потрясла настоящая революция. Молодой царь Петр Первый решил превратить царство в империю, а Азию – в Европу. В 1703 году в устье Невы была заложена новая столица, Санкт-Петербург, город, построенный в соответствии с последними европейскими принципами градостроения и фортификации. Так впервые в русской градостроительной практике появляется понятие регулярности: еще с начала семнадцатого века определявшее развитие европейского градостроения и садово-паркового искусства, оно наконец-то добралось и до России.

Сам Петр совершил путешествие почти по всей Европе, был (в 1717 году) в Версале – чуде из чудес, парке французских королей, слава которого гремела по всему миру. Петр был поражен величественной красотой этого парка. Вот он, стиль будущей могучей Российской империи! Вернувшись в Россию, Петр незамедлительно приступил к воплощению своего дерзкого замысла: построить новую столицу и окружить ее прекрасными дворцами и парками.

Помимо садов во французском регулярном стиле внимание царя привлекли сады в стиле голландского барокко. Они также были геометричными, но не требовали таких огромных пространств. Кроме того, Петр очень любил цветы, которые во французских классицистических садах не использовались, но зато в голландских их было более чем достаточно. И, наконец, природа Голландии, в отличие от южной природы Франции, больше похожа на русскую, а ее низинная территория, пересеченная многочисленными речками и ручейками, очень напоминает район Петербурга.

Так и появились русские регулярные сады, с легкой руки их основателя, Петра Первого, соединившие в себе величие Версаля с такими чертами голландского барокко, как обилие воды и цветов. Удивительно, как Петр, занятый созданием армии и флота, укреплением границ, ведением войн и установлением дипломатических отношений с европейскими государствами, пропагандой новой культуры и многими другими, не менее важными делами, находил все же время для того, чтобы интересоваться архитектурой и обустройством садов. Он сам выбирал и приглашал архитекторов для своих дворцов и парков, рассматривал их проекты, вносил в них изменения, а иногда даже и делал собственные эскизы. Вот цитата из собственноручного письма Петра Т. Н. Стрешневу: "Цветы, шесть кустов пионы, привезли в целости, чему зело удивляемся, как не разтрясло, а цветы немалые. Зело жалеем, что калуферу, мяты и прочих душистых не прислано…"

В садах регулярно устраивались ассамблеи, то есть светские приемы, проходившие по всем нормам европейского этикета. В торжественные дни гости, встречаемые роговой музыкой, прибывали туда на нарядно украшенных лодках. Эти ассамблеи, как и сами сады, служили для воспитания (а точнее, перевоспитания) русского дворянства, которому предстояло научиться выглядеть, вести себя, разговаривать и даже думать достойно своему новому статусу элиты молодой, но сильной европейской державы.

Итак, подведем некоторые итоги и выделим особенности русского регулярного паркостроения.

Примеры регулярных садов петровского времени известны, пожалуй, всем. Самый богатый и торжественный парк эпохи, это, конечно, Петергоф, «русский Версаль», по праву соперничающий с Версалем французским. Парк был заложен весной 1714 года, а в августе 1723 года состоялось торжественное открытие этого «приморского парадиза». По замыслу Петра Первого, он был посвящен военной славе молодого русского флота. Так, например, знаменитый фонтан «Самсон, раздирающий пасть льва», стоящий в центре Большого каскада, напоминает о победе Петра над шведским королем Карлом Двенадцатым в Северной войне. Большой каскад начинается от дворца и переходит в главный канал, который прямой стрелой пересекает парк и врезается в Финский залив. Это — тоже своеобразный символ прорыва России в Европу. На берегу моря, восточнее канала, находятся дворец и сад Монплезир (что в переводе с французского означает «мое удовольствие»). Дворец представляет собой «голландский» краснокирпичный, покрытый черепицей домик. Сад – четыре партера, которые разделены крестообразно расположенными аллеями – также выполнен в голландском стиле. Главное его украшение – это фонтаны, самым крупным из которых является «Сноп». У западной границы парка расположен Марлинский ансамбль. Небольшой двухэтажный дворец Марли («малые приморские палаты») с разных сторон окружают многоступенчатый каскад «Золотая гора», Большой и Секторальный пруды. Тут же находятся сады Венеры и Бахуса. В центре первого стоит мраморная статуя Венеры, по границам – подпорные стенки с нишами и вазами, фигурные лестницы, балюстрада и беседки.

Фотографии (1) Фотографии (2)

Кроме Петергофа, стоит отметить такие петровские парки, как Летний сад, Ораниенбаум и Стрельна.

Творческий импульс, заданный неутомимой волей первого Императора Всероссийского, продолжал оказывать влияние на создание русских парков и спустя годы после его смерти. В 20–40-е годы восемнадцатого века в России продолжалось регулярное паркостроение. Если в петровское время строительство и украшение новой столицы почти полностью приостановило какое бы то ни было строительство в Москве, то теперь в Москве вновь начали создаваться дворцы и парки. Но теперь они были совсем иными, чем прежде, до Петра: обновленными, европейскими. Сады послепетровской эпохи отличались большей, чем при Петре, дробностью, сложностью плана, большим количеством скульптур и павильонов. Вместе с тем, заметно снижается роль воды в парковом ансамбле.

Самым известным из дошедших до нас парков этой эпохи является Кусково (фотографии). Ныне расположенное в черте Москвы, в восемнадцатом веке оно было подмосковным имением, принадлежащим сподвижнику Петра, герою Полтавской битвы, фельдмаршалу Б. П. Шереметеву. Первоначальный регулярный сад состоит из партера, протянувшегося от дворца к оранжерее, и двух боковых полос с боскетами, в которых были устроены павильоны, площадки и поставлена садовая скульптура. Обилие павильонов (а в Кусково есть Эрмитаж, Итальянский и Голландский домики, Грот, Менажерея и Зеленый театр) и выдает в Кусковском парке произведение послепетровского, барочного искусства садов. Разнообразная и порой необычная для Подмосковья растительность составляет особую гордость Кусковского парка. До сих пор в нем можно встретить лиственницы, пихты и кедры, посаженные еще при его разбивке. В Оранжерее же выращивались лавровые, апельсиновые, лимонные и кофейные деревья.

(Продолжение – в следующей части)


0.0003 s - время на запросы к базе данных
1 - запросов к базе данных
1.0519 s - время на работу PHP скриптов
1.0522 s - общее время на генерацию страницы
cache - источник содержимого (база или кэш)