Домашняя страница
Лекарственные растения | Каталог сибирских растений | Питомник растений | Садовый участок | Семена и саженцы| Описания грибов| Описания растений | Пчёлы| Лекарственные травы| Авторы биологических таксонов
Цветы
Роза | Лилия | Тюльпан | Клематис | Пион| Хоста| Георгин | Прочее | Сирень
Квартира | Дом | Интерьер | Кухня | Бассейн | Диван | Вентиляция
Удобрения | Ландшафтный дизайн | Легенды о цветах | Садовые цветы | Комнатные растения| Огород| Прочее
Ландшафтный дизайн


«Русские парки и сады» Питера Хэйдена

Почти одновременно в Лондоне и Париже (в переводе на французский язык) вышла книга известного искусствоведа, знатока садово-паркового искусства Питера Хэйдена (Peter Hayden «Russian Parks and Gardens», London, Frances Lincoln, 2005, 256 страниц). Питер Хэйден – бывший глава Общества истории сада, почетный член Шведского общества дендрологии и паркового искусства, автор множества книг и статей по садово-парковому искусству. Также Питер Хэйден – отличный фотограф. Представляемая книга наполовину состоит из оригинальных фотографий, сделанных автором в разное время года, при многочисленных посещениях нашей страны.

Книга посвящена истории русской ландшафтной архитектуры, начиная с самых ранних садов Киевской Руси и Московии до современных нам парков XX столетия.

Знаменателен уже сам факт обращения английского исследователя к нашей истории, хотя интерес к русскому паркостроению насчитывает не одно столетие. Первым англичанином, кто посетил Россию именно с целью изучения ее садов и парков, был Джон Лоудон, автор британской «Энциклопедии садов». Ему не слишком повезло, потому что его встретили сильнейшие морозы 1812 года да еще почти одновременно с войсками Наполеона, поэтому он едва не попал в плен к французам, ему пришлось спасаться от волков и пережить немало других приключений. Тем не менее, он вынес из своего путешествия столько впечатлений, что первым в Европе написал историю русского сада. Свидетельством расцвета русского сада в ту пору для Лоудона было то, что в оранжереях под Петербургом за 1811 год выросло больше ананасов, чем во всей Европе. Он отмечал также быструю смену садовой моды в России.

Книга Питера Хэйдена представляет тем больший интерес, что в ней мы можем не только найти ссылки на скрупулезно подобранную библиографию и интересные фотографии, но и ощутить глубоко личностное отношение к теме исследования, и это не случайно: автор неоднократно и подолгу бывал в России, изучая наши сады и парки, сравнивая их архитектуру с английскими, выявляя порой сложные и не всегда нам известные пути взаимовлияния английской и русской культур. К примеру, в книге содержатся подробные сведения о фарфоровом сервизе, заказанном Екатериной Второй на известной фабрике Веджвуда. Этот сервиз, подаваемый в особых случаях, был расписан английскими мастерами наиболее известными пейзажами лучших парков Англии, включавшими изображения 1244 (!) видов. Он получил название «Сервиз с Зеленой лягушкой», потому что по желанию русской императрицы на всех его предметах было изображение лягушки, напоминавшее о болотистом ландшафте места, где построен Екатерининский дворец в Царском Селе. Первоначально дворец даже назывался Чесменским, как и посвященная десятой годовщине Чесменского сражения ростральная колонна, стоящая посередине обширного пруда. В этот юбилейный день, 24 июня 1780 года во дворце был накрыт стол на 56 персон. Среди приглашенных, отведавших угощение с сервиза «Зеленой лягушки», был австрийский император Иосиф II.

Не менее любопытны страницы, посвященные в книге и другому прикладному искусству, которое, казалось бы, не имеет отношения к ландшафтной архитектуре. Три рисунка парковых сооружений на одной из страниц книги принадлежат знаменитому французскому кондитеру Антонину Карэму (Antonine Careme). Это изображения парковых павильонов, названных им «русскими», которые выполнялись из муки, сахара, шоколада и других ингредиентов в качестве украшений для тортов. (Карэм одно время работал в качестве шеф-повара у императора Александра I и в Париже, и в Петербурге). Для историков ландшафтной архитектуры, – считает Питер Хэйден, – это представляет интерес, как пример «проникновения в нее других искусств наряду с живописью, скульптурой, поэзией, архитектурой и музыкой».

Первый раздел книги касается истории допетровского периода садово-паркового искусства в кратком контексте истории России XII–XIII в.в.

Безусловно, это представляет интерес для зарубежного читателя, поскольку благодаря этому становится ясным то особое отношение к паркостроению, которое характеризует и самого Петра I, и петровскую эпоху, а во многом и последующие столетия. Почетное место отведено регулярным («формальным» в английской транскрипции) паркам Петербурга первой половины XVIII века, начиная с описания и истории Летнего сада, затем Петергофа, Стрельны, Ораниенбаума и Царского Села. Удачно подобраны и фотографии, и исторические гравюры, в том числе и малоизвестные. Так, редко можно встретить в нашей литературе чертеж разреза Петергофского Эрмитажа, который наглядно показывает, как происходила подача блюд с первого на второй этаж здания.

Навряд ли кто-нибудь из экскурсантов и даже специалистов добирается сейчас до Ропшинских высот с целью запечатлеть трубы водопровода, который снабжает водой петергофские фонтаны. Любознательность Питера Хэйдена заставила поместить в книгу и фотографию водовода, и тщетно ожидающего реставрации Ропшинского дворца, одного из творений Растрелли.

В этом же разделе помещены и регулярные парки Москвы, среди которых привлек внимание автора Лефортовский парк, история которого началась, как известно, с сада, заложенного личным лекарем Петра I голландцем Н. Бидлу в 1710 году. И здесь читателя ожидает сюрприз: это три гравюры с рисунков самого доктора, изображающих уголки его сада в качестве иллюстрации к письму, посланному на родину его детям с описанием этого сада. Текст письма и прекрасные репродукции, как и многие другие, свидетельствуют о кропотливых поисках во множестве архивов и библиотек не только в России, но в Швеции, Голландии, Франции, Англии, Германии, что отражено в обширной библиографии в конце книги.

Вполне объяснимо то внимание, которое уделяет автор сравнению английских парков XVIII века с русскими, поскольку и те и другие принадлежат не только к одному времени создания, но и к одному, пейзажному, стилю. Общеизвестна «англомания» Екатерины II, которая способствовала переводу на русский язык теоретического труда Вильяма Чемберса «О восточном садоводстве», и так же, как в Англии, включала в композицию парков китайские мотивы наряду с характерными для стиля античными скульптурами и миниатюрными «египетскими» пирамидами. Великолепные фотографии с выбранных автором видовых точек, которых не найдешь в отечественной литературе, публикуются рядом с гравюрами и фотографиями из архивов, и это помогает сравнить или противопоставить их друг другу.

Рассказывая о деятельности императрицы Марии Федоровны, супруги Павла I, автор уделяет особое внимание ее отношению к Павловску, к пополнению ассортимента деревьев и кустарников, уходу за растениями, созданию новых уголков сада, оформлению уже построенных. Мария Федоровна не только дает распоряжения, она сама участвует в посадках. Ко дню рождения каждого из шести наследников она собственноручно высаживает дерево и на каждом укрепляет табличку с именем нового члена семьи (так же отмечается и свадьба каждого). Дети растут вместе с деревьями. Когда она умерла, в этой березовой роще было 44 дерева. Автор называет Марию Федоровну ‘a great plantswoman’, поскольку ее усилиями создана коллекция, которая обогатила Павловск растениями из разных частей света.

Мы находим в книге малоизвестные или вовсе забытые сведения о парках, составляющих нашу национальную гордость. Это касается, например, Английского парка, размещавшегося рядом с Петергофом и полностью разрушенного фашистами в Великую Отечественную войну, включая Большой дворец, построенный по проекту Дж. Кваренги. Восстановить его сейчас навряд ли представится возможным, и об этом свидетельствует авторская фотография современного состояния руин. Но прекрасно выполненная репродукция плана парка могла бы стать основой для реставрации. В единственной русской книге, посвященной этому утраченному шедевру (Е. Н. Глезер «Архитектурный ансамбль Английского парка», Л., 1979), именно такого подробного плана нет.

Много внимания уделено проблеме реставрации памятников ландшафтной архитектуры в нашей стране после Великой Отечественной войны, и особенно убедительны современные фотографии рядом со снимками руин и разрушений (Петергоф).

Книга освещает практически все этапы истории русского ландшафтного искусства, включая и советский период, когда произошли коренные изменения в самом понимании его целей и задач. И хотя этому времени уделено меньше всего места, автор подчеркивает большое значение достижений советского паркостроения. Есть в книге рассказ и о частном садовом строительстве с большой фотографией типичного садового домика советских времен.

Нельзя не отметить общее благожелательное отношение Питера Хэйдена к сложным проблемам, связанным с нашими парками культуры и отдыха, и в целом с русской ландшафтной архитектурой.

Титова Нина Петровна, кандидат архитектуры

2006 год


0.0004 s - время на запросы к базе данных
1 - запросов к базе данных
1.4109 s - время на работу PHP скриптов
1.4113 s - общее время на генерацию страницы
cache - источник содержимого (база или кэш)